Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Норштейн о Юрии Росте

PhotoXPress«Хулиган и дебошир»

"Как в нескольких словах рассмотреть-разглядеть его – во весь его громадный «Рост». Его любопытство – за гранью возможного. Когда, не дозвонившись, разговариваешь с кем-то из общих знакомых, выясняется: сейчас он где-то на широтах Ледовитого океана… Нет, уже в тропиках… Шныряет по дорогам Сибири. Одновременно везде.

Его книга «Групповой портрет на фоне века» – больше чем любое документальное свидетельство о нашем времени. В этом неподъемном фолианте – благородный, тактичный и философский взгляд на жизнь.

Какого качества его фотографии? Я бы сказал, они – вне качества. Он не делает натюрмортов из своих моделей. Что довольно распространенно, и в направлении этом есть свои достижения. Юра – другой, он не фиксирует жизнь врасплох, не выглядывает с фотоаппаратом из-за угла. Нет, у него желания ядовито подсматривать, чтобы выставить человека в неприглядном виде, как это принято среди нынешних медийщиков. У него вообще нет пиарского зуда. Он смотрит прямо, как умеют дети. Открытым глазом. Портретируемый знает, что его снимают. Пожалуй, это наиболее сложный способ перенести жизнь на фотопластину. В этом смысле Рост – фотограф-писатель-рифмоплет абсолютно равен себе. Его блестящее владение словом подспудно переплывает в тайный механизм фотоаппарата. И фотографии его одновременно с образным видением обладают редчайшими описательными свойствами.

В его фотографиях – благородство, возникшее отнюдь не сейчас. И не тогда, когда взял фотоаппарат в руки. А в детстве, когда мальчишками на пустырях, во дворах играли в футбол, в ножички, в казаки-разбойники. Когда было товарищество и друг другу давали клятвы. Непостижимым образом он остался верен тем самым честным клятвам. Фотоаппарат лишь акцентирует результат пережитой жизни. Поэтому он берет в качестве «модели» – нет, это плохое слово… абсолютного и безусловного интереса – людей, за которыми судьба, прожитое. Не приукрашивая, не унижая, не возвышая… Неважно, академик Лосев это или солдат с букетом, потерявший в войну детей. Его герои не наблюдатели сбоку, они находятся в самой сердцевине жизни.

Рост не рифмуется с подсюсюкивающими ямбом комфорту времени, с желающими обрести для себя регалии и удобства. Потому он и свободен. Свободен принимающий решения. Вот что самое сложное. Творец всегда одинок, хотя есть фотоаппарат и живые глаза напротив. Но выбор делает он. Он – главнокомандующий. Он – всегда одинок, потому что отвечает за содеянное.

Меня поражает широта его объектива, его глаза. Конечно, он обладает уникальным зрением. Талантливый фотограф, подобно писателю, умеет видеть и широкоформатно, и узконаправленно: где-то за сотни метров разглядеть муравья. Читаю его тексты и поражаюсь безукоризненной точности, и еще удивлению, которое сохранилось из детства, как яркий момент осознания себя на свете.

Для меня он великолепный друг. Хулиган и дебошир – в самом благородном смысле. Кстати, кажется, у Юры я читал, что один из его героев, академик Лосев, несмотря на невероятный груз знаний по греческой мифологии и философии, мог запустить таким матерком, что вокруг расцветал смех. У Юры есть подобное качество: залихватский свист, которым сзывают во двор друзей, пылящихся за окнами со своими скрипочками, фортепианами, эскизиками…  Это нас он созывает… возвращая к себе самим".

Юрий Норштейн

Отсюда http://www.novayagazeta.ru/data/2009/012/11.html